Сообщения

Сообщения за 2017

На моей кровати снег

В первый раз захотелось писать настолько, что пальцы не успевают стучать по клавиатуре.
В первый раз захотелось писать так, что не подобрать ни слов, ни оборотов.

Когда в голове, жужжащим ульем, роятся мысли, то и дело норовящим ужалить своими острыми иголками - садись писать.
Когда на сердце плохо, а вокруг нет молчаливых глаз твоего верного друга, в глубине которых он утопит твою тоску - садись писать.

Пускай на бумаге слова лягут стройно, рядами, займут каждое свое место, и превратятся всего лишь в совокупность букв, слагающих слово. Буква - мельчайшая единичка в письменности, слово - в речи, а языков на свете - уйма. Твои страхи, переживания, тревоги, горе и беды превратятся всего лишь в строки. Строки, раздробятся на слова, а те, в свою очередь, на буквы. Раздели свою тяжесть хотя бы письменно, преврати ее в слова. Визуализируй ее себе, посмотри как мелки ее составные части, как мало они значат в масштабах целого мира.
Освободи свое нутро. Не оставляй там того, что родит образы …

Скольжение по спирали. Глава 13

Записки Айека Ноела Запись 2
Я в воздухе таю размытом, Один, одиноко, забытый Оставленный Мией любимой Покинутый мамой родимой Жестоким людом гонимый Обитель свою в стенах кирпичных Я разрисую узором И будет свет мне небесный Сочиться сквозь белые шторы, И воздух морской мне повеет, От волн океанских, штормовых, И грудь стихами наполнится, И руки за краски возьмутся, И будет мой мир мною соткан, Во сто крат лучше и тоньше,

Скольжение по спирали. Глава 12

Сумбурный вечер Леона Камэ НОЧЬ.
Сквозь резь в глазах, господин Камэ услышал восклицание Мии: — Леон! Он убил Эйха!… И потом еще что-то… Господин Камэ, щурясь, не до конца разобрав весь смысл сказанной фразы, сделал широкий шаг вперед, и по памяти выбросил правую ногу вперед, в то место, где ориентированно находился противник. По звуку рухнувшего тела и болезненному выкрику, господин Камэ почувствовал, что угодил Айеку в плечо. Не давая лежачему опомниться, он без промедления наклонился и нанес серию коротких ударов от себя, по науке: один в переносицу, другой в основание шеи, третий в солнечное сплетение. К господину Камэ вернулось зрение и он узрел картину своей ярости: Айек лежал на полу, буквально припечатанный в пол. От него скверно пахло, и в целом его вид был удручающим, и, следовало полагать, предыдущая их схватка в номере снизу основательно потрепала хилое здоровье Айека, а новая же атака, обрушившаяся так стремительно и внезапно, совершенно вывела его из строя. Господин Камэ…