Сообщения

Сообщения за Март, 2017

Я за вами

Я ЗА ВАМИ


Действующие лица:

Лев Аркадьевич Трусикин
Андрей Васильевич Пожилужев.

1989 год. Прихожая коммунальной квартиры. В дверь раздается звонок. Андрей Васильевич, хозяин квартиры, невысокий мужчина с короткой стрижкой, открывает дверь. Перед ним стоит высокий, тощий незнакомец, с осунувшимся лицом, затравленным взглядом. С него ручьем стекает вода.

Пожилужев. - День добрый...
Лев. - Да уж! "Добрый"! Разумеется! Однако, здравствуйте! Если вы, конечно, не Пожилужев. Вы не Пожилужев, товарищу...?
Пожилужев. - Н-нет. А что?
Лев. - Но он же здесь проживает, верно? Между прочим, разрешите пройти.
Пожилужев. -  Простите, проходите... А в чем, собственно дело? Вы кто?
Лев. - Я - Трусикин. Лев. Лев Аркадьевич, кстати говоря.  Уполномоченный по 61 - му округу. Вот.
(Предъявляет удостоверение)
Пожилужев. - Союзный Муниципальный Единственный Реестр Трупов? Что это? Не слышал о таком.
Лев. - Совершенно верно. Со…

Скольжение по спирали. Глава 6

Глава 6. СУМБУРНЫЙ ВЕЧЕР ЛЕОНА КАМЭ Отель «Ми Руа». около 23 часов.
Айек сидел рядом, полуобернувшись корпусом к закрытому окну. В его руках чернела сталь пистолета, которые раньше стояли на вооружении французской жандармерии. Господин Камэ это отлично знал, поскольку сам был отставным полицейским, и Зиг Зауэр узнал без труда. Захотелось снова закрыть глаза и вернуться в черное, беспросветное беспамятство. Реальность, открывшаяся перед глазами возрастного благовоспитанного месье, была настолько неприветлива, что господин Камэ пожелал снова провалиться в сон. «Суббота, вечер, несколько часов назад. Он у себя в комнате, все хорошо, привычно и тихо. Где-то по соседству, вероятно, одиноко пьет вечерний кофе мадам Римик. Все как обычно. За окном поздний сумеречный ноябрь, а сам он в старых пантуфлях выкуривает очередную сигарету, собирая пепел непослушной горкой прямо на рабочий стол. На нем лежат раскрытые книги по графологии и физиогномике, потрепанные, с заломанными страницами то тут, то…

Скольжение по спирали. Глава 5

глава 5. Записки Айека Ноела


Запись 8 Ох, Дьявол, он… Тяжко как — груз неподъемен, Как камень на шее, увесист Как память из прошлого, мрачен. И мы с ним также неразделимы. И следы за нами по полу, Змеею кривой извиваются, Витками спиральными множатся, Как следы из мокрого прошлого. Также две полосы, те же линии: Рядом идут,                        параллельные. И все так же сил моих не на то, Чтобы нас спасти, и всех вызволить, Также рвутся мои сухожилия,